Привет, уважаемый читатель! Кажется ты используешь AdBlock!

Редакция сайта обращается к тебе с просьбой отключить блокировку рекламы на нашем сайте.

 

Портал fireman.club абсолютно бесплатен для тебя,
существует и развивается только за счет доходов от рекламы.

Мы никогда не размещали навязчивую рекламу и не просили Вас кликать по баннерам.

Вашей посильной помощью сайту может быть отключение блокировки рекламы для проекта.

Пожалуйста, добавьте нас в исключение! Спасибо Вам за поддержку!

Более подробная информация находится ТУТ

fireman.club

Сайт пожарных | Пожарная безопасность

Добавить в закладки сайтДобавить
в избранное



Пожар на КамАЗе в г. Набережные Челны – горький урок!

21.03.201622:01

Содержание

Пришло сообщение о пожаре на заводе «КамАЗ» в г. Набережные Челны 14 апреля 1993 года. Восемь дней и ночей шла самоотверженная борьба с огнем. О том, с какими трудностями пришлось столкнуться при ликвидации одного из крупнейших в истории страны пожаров, поведал тогдашний начальник СПАСР МВД России, генерал-майор внутренней службы В. Дедиков.

Пожар на заводе КамАЗ. Как это было.

КамАЗ после пожара

В тот день первая смена в главном корпусе завода двигателей КамАЗа уже закончилась, а вторая только приступила к работе. Шел на свой участок и слесарь-ремонтник И. Байлычев. И тут его насторожил сильный запах горевшей изоляции. Подойдя к щиту главной понизительной подстанции №12 (ГПП-12), рабочий заглянул в приоткрытую дверь. Из полутьмы на него надвигалась стена удушливого дыма… Через минуту по телефону И. Байлычев сообщил об увиденном диспетчеру энергослужбы завода. Было это в 19 часов.

Уже потом, в ходе расследования, выяснится, что первые признаки пожара замечены были около 18 часов 45 минут. Но хлопки и потрескивания, доносившиеся из помещения подстанции, рабочие приняли за обычный производственный шум. А тем временем огонь, полностью охвативший ГПП-12, по вертикальной кабельной трассе уже выходил на крышу корпуса…

Первое подразделение пожарной охраны прибыло в 19 часов 4 минуты. Над подстанцией, выделяя густой дым, горели кабели.

С охваченной огнем кровли текли расплавленный битум и пенополистирол. Площадь горения составляла уже примерно около 600 м2 и увеличивалась на глазах. Этому способствовал порывистый ветер…

Исполняющий обязанности начальника караула Н. Цыганков, оценив серьезность ситуации, объявил третий номер вызова сил и средств – тогда максимальный для г. Набережные Челны. Началась срочная эвакуация людей из корпуса, установка автоцистерн на гидранты.

К 19 часам 25 минутам личный состав частей отряда и техника были рассредоточены на позициях. Шесть лафетных стволов работали на кровле, три ствола – внутри здания. Однако этими средствами не удалось даже ограничить распространение пожара. Горение пенополистирольного утеплителя, уложенного на стальной настил, охватывало все новые площади, огонь вырывался через световые фонари, и нередко ствольщики оказывались в огненном кольце.

Начальник 4 ОВПО В. Волков, возглавивший тушение, был вынужден объявить повышенный номер вызова сил и средств по республиканскому расписанию, дал указание о сборе всего личного состава пожарной охраны и введении в боевой расчет резервной техники.

Обстановка продолжала ухудшаться. К 19 часам 52 минутам на ЦППС города пришло сообщение, что площадь горения составляет на покрытии четвертую часть общей площади корпуса (около 100 тыс. м2), имеются обрушения и деформации металлоконструкций, в связи с чем требуется дополнительное количество автоподъемников.

Прибывающие на пожар силы и средства распределялись по девяти боевым участкам, в борьбе с огнем использовалось около 30 лафетных и переносных стволов. В помощь пожарным были вызваны силы гражданской обороны. Начали прибывать подразделения ВПО из соседних городов — Нижнекамска, Альметьевска, Елабуги. Общее руководство тушением пожара осуществлял начальник ПАСС республики Татарстан Н. Красько.

Но остановить огонь не удавалось. К 21 часу 31 минуте уже вся кровля более чем километровой длины корпуса была охвачена пожаром. И только утром следующего дня в результате напряженных усилий ствольщиков горение было взято под контроль. Однако к тому времени выяснилось, что наиболее тревожная ситуация сложилась в тоннелях стружкоуборки, проходящих по подвалу всего корпуса.

Тоннели, проложенные на глубине до 9 м, оказались крепким орешком, «разгрызать» который пожарным пришлось в течение шести суток. Горящая масса полистирола, битумной мастики стекала по конструкциям, технологическим проемам и лоткам в подвальные помещения, где возникали новые очаги пожара. Огонь угрожал установкам и емкостям с маслом, общий объем которого составлял около 1700 т…

Попытки проникнуть в тоннели к успеху не привели. Мешали плотное задымление, высокая температура, узость и ограниченное количество входов. Нужно было найти решение из тех, что называют нестандартными.

После прибытия на пожар ранним утром 15 апреля я взял на себя руководство действиями всех привлеченных сил и средств и возглавил штаб пожаротушения, в который входили представители СПАСР МВД России, ПАСС МВД Татарстана, администрации завода. Исходя из сложности решаемых задач, назначены были четыре заместителя начальника штаба: по технике безопасности, ведению документации, по информации и организации связи. Очень важно было бесперебойное тыловое обеспечение, поэтому начальник тыла имел помощников, ведавших доставкой пенообразователя, заправкой техники топливом, организацией круглосуточного питания бойцов и другими хозяйственными делами.

К 11 часам 15 апреля удалось полностью ликвидировать горение на покрытии корпуса и на нулевой отметке. Теперь все внимание штаба было переключено на тоннели.

Итак, перед нами стояла задача прекратить горение в подвальной части корпуса протяженностью 6,8 км общим объемом 344 тыс. м3. Причем сделать это предстояло, исключая непосредственный доступ к очагам горения.

Штабом были изучены инженерно-технические и организационные возможности, эффективность нескольких способов тушения. Однако ни один из них в полной мере удовлетворить не мог. Например, применить, казалось бы, наиболее приемлемый способ объемного тушения с помощью пены средней кратности мешали слишком большой объем тоннелей и высокая температура. Расчеты показывали, что для заполнения подвала пеной понадобилось бы около 1000 пожарных машин, 4000 пеногенераторов ГПС-600 и 2000 магистральных линий. Понятно, что технически это было неосуществимо.

В итоге штаб принял следующее решение: снизить интенсивность горения за счет увеличения теплоотвода от нагретых емкостей и конструкций и ограничения доступа кислорода в зону пожара. С этой целью была организована непрерывная, в течение 26 часов, подача в подвал пены от 45 ГПС-600 и герметизация технологических проемов и других отверстий минеральной ватой. Одновременно боевые расчеты не оставляли попыток проникнуть внутрь тоннелей. Но только на третий день, когда температура в подвале понизилась до 120-140 °С, удалось, наконец, добраться до масляных установок и применить пеногенераторы с наибольшим эффектом.

На четвертый день тушения возникла новая проблема. Из-за подъема уровня воды в тоннелях нависла угроза распространения огня на помещение станции испытания двигателей (СИД), расположенной на отметке – 5,2 м, в которой размещались емкости с маслом и дизельным топливом. Штабом было принято решение изолировать СИД, заложив участок тоннеля, соединяющий станцию с основным подвалом, гравием и кирпичной кладкой. СИД удалось спасти.

Люди работали круглосуточно, в двухсменном режиме, сменяясь через сутки. На месте пожара постоянно действовали 64 единицы пожарной техники, 236 других машин и механизмов, 560 работников ВПО, 54 военнослужащих полка ГО. В борьбе с огнем кроме подразделений близлежащих городов участвовали пожарные Казани, оказывалась помощь со стороны ПАСС республик Удмуртии и Башкортостана, Самарской и Нижегородской областей.

Существенной была помощь администрации завода в обеспечении личного состава – питанием, техники – топливом, информацией по размещению технологического оборудования и планировке здания. При содействии заводчан был доставлен пенообразователь в количестве 2,5 тыс. т. (Для сравнения: при тушении пожара на Киришском нефтеперерабатывающем заводе было израсходовано 900 т пенообразователя, а на Московском НПЗ – 500 т).

21 апреля сложный, крупномасштабный, не имеющий аналогов в стране пожар был ликвидирован. Удалось спасти 50 % оборудования, 85 % колонн и 40 % наружных стен. Однако производственный корпус завода площадью 420 тыс. м2 был выведен из строя.

Завод двигателей КамАЗа после пожара

Завод двигателей КамАЗа после пожара

О причинах пожара и сделанных выводах

Непосредственной причиной пожара, как выявило расследование, было короткое замыкание в кабельной линии ГПП-12. Возникшее пламя прожгло стальную броню кабелей, воспламенив изоляцию. Огонь начал быстро распространяться по кабельным пучкам и минут через 17-20 по вертикальной трассе, как уже было сказано, вышел на кровлю. Именно кровля, вернее, ее утеплитель из пенополистирола ПСБ-С сыграл роковую роль в дальнейшем развитии пожара.

Думаю, специалистам пожарной охраны этот утеплитель давно и хорошо известен. И все же напомню его свойства. Легко загорается от пламени газовой горелки, обильно выделяя токсичный дым. Полистирол, из которого на 90-92 % состоит утеплитель, известен как основной компонент твердого ракетного топлива и по своим горючим свойствам сравнивается с напалмом. К этому надо добавить такое качество утеплителя, как легкоплавкость. Словом, мы имеем материал, будто специально созданный для быстрого распространения пламени. Но именно таким материалом в то время были покрыты многие крупнейшие объекты Российской Федерации. Среди них и промышленные предприятия-гиганты, и объекты энергетического комплекса, в том числе атомные электростанции. Чем это чревато, наглядно показал пожар на КамАЗе. Впрочем, примеры были и раньше. Еще в 1972 году сгорело 17 тыс. м2 кровли на Житомирском заводе строительных конструкций, год спустя огонь уничтожил 44 тыс. м2 покрытия на Бухарском хлопчатобумажном комбинате… В общем, покрытие с утеплителем из пенополистирола вполне можно назвать, как выразилась одна из газет, «крышей замедленного действия».

Пожарные забили тревогу уже в 1973 году. Тогда МВД дважды информировало Совмин СССР о недопустимости строительства зданий больших площадей с использованием пенополистирола и просило обязать Госстрой СССР совместно с Минавтопромом решить вопрос о замене опасного материала в покрытиях строящихся зданий КамАЗа на несгораемые или трудносгораемые утеплители. И Госстроем было принято решение об устройстве в покрытиях корпусов, в том числе и завода двигателей, противопожарных преград шириной 6 м, разделяющих кровлю на отсеки площадью 10-12 тыс. м2. Конечно, это был компромисс, кардинально проблемы не решающий. Но даже и такое решение полностью не было реализовано. Дело в том, что устройство противопожарных поясов предусматривалось только на незавершенных покрытиях. А на заводе к тому времени 80 % кровли уже было завершено. Разумеется, переделывать готовое покрытие никто не стал: КамАЗ был нашей очередной «стройкой века» и сооружался ускоренными темпами.

Разбор конструкций после пожара на заводе КамАЗ

Разбор конструкций после пожара на заводе КамАЗ

Корпус сдали в эксплуатацию в 1976 году. Кстати, несмотря на то, что сооружение его велось по американской технологии, страховать объект наши друзья из-за океана отказались, узнав об использовании огнеопасного утеплителя. Но и после этого пожарные не успокоились. Устройство противопожарных поясов на кровле главного корпуса в числе других мероприятий было по предложению объектового 4 ОВПО включено в план организационно-технических мероприятий на 1986-1990 годы. И опять до выполнения не дошли руки. Очень уж хлопотное дело, а голова у руководства, как всегда, была занята в первую очередь планом…

Правительственная комиссия, занимавшаяся расследованием пожара на КамАЗе, пришла к однозначному выводу о повышенной пожарной опасности зданий из легких металлических конструкций в сочетании со сгораемым утеплителем, их низкой устойчивости при пожаре и невозможности успешного тушения огня в данных условиях. В акт комиссии включены предложения о необходимости принятия мер по усилению противопожарной защиты аналогичных зданий.

Пожар на КамАЗе на страницах печати часто сравнивали с Чернобыльской катастрофой, и это не случайно. Конечно, если сравнивать потери, эти два события рядом едва ли поставишь. Слава Богу, на КамАЗе обошлись без человеческих жертв, да и материальный ущерб был в конечном итоге меньше, чем после Чернобыля. И все же есть нечто общее у этих двух бед. И та, и другая стали возможны в обстановке тотальной безответственности, пренебрежения к элементарным и очевидным требованиям безопасности.



Просмотров 10638



Клуб пожарных | Fireman.club Контакты:
Адрес: RU Екатеринбург, https://fireman.club/
Электронная почта: firemanclub@mail.ru Телефон: +7 495