Пожар на заводе КамАЗ 14 апреля 1993 года

Завод двигателей АО «КамАЗ», на котором работало 19 тыс. чел., производил сборку и испытание двигателей и коробок передач автомобилей КамАЗ. В сутки выпускал около 600 двигателей. Основное оборудование, установленное в цехах завода, – металлообрабатывающие станки, автоматические линии, сборочный конвейер, стенды для испытаний двигателей и коробок передач.

Главный корпус завода, введенный в эксплуатацию в 1976 году, представлял собой одноэтажное здание с двухэтажной вставкой и имел размеры в плане 1152×363 м, высоту 14,4 м. Для выхода на кровлю здания по периметру главного корпуса (через 200 м) были смонтированы 16 наружных маршевых пожарных лестниц.

Конструктивные и объемно планировочные решения здания

Основные конструкции здания:

  • колонны стальные незащищенные сечениями 680×680 и 680×600 мм;
  • фермы стальные незащищенные;
  • наружные стены из навесных керамзитобетонных панелей толщиной 250 мм;
  • внутренние перегородки кирпичные, керамзитобетонные, асбоцементные и металлические с остеклением;
  • покрытие из стального профилированного листа с плитным утеплителем (пенополистирол ПСБ-С толщиной 50 мм). По утеплителю положены четыре слоя рубероида на битумной мастике и защитный слой гравия толщиной 20 мм.

Пенополистирол ПБС-С – горючий материал, в состав которого входят (в % веса): полистирол 90-92 %, изопентан 4-5 %, тетрабром-н-ксилол 4-5 %, кажущаяся плотность – 20 кг/х3. Теплота сгорания – 41170 кДж/кг. Основной недостаток пенополистирола – малая термостабильость и повышенная горючесть. Загорается oт пламени газовой горелки, при воздействии огня расплавляется. В расплавленном состоянии горит с обильным выделением дыма. Продукты сгорания токсичны. В научной работе Е.В. Прайса «Теория воспламенения твердых топлив» полистирол характеризуется как основной компонент твердого ракетного топлива. Горение пенополистерола близко к горению напалма (скорость горения около 10,5 м/мин).

Начальник отдела нормирования требований безопасности СПАСР МВД России Ю.М. Кондрашин:

При строительстве завода двигателей АО «КамАЗ» в качестве утеплителя в покрытии использован полистирольный пенопласт, производство которого освоено промышленностью в начале 60-х годов Этот вид утеплителя получил широкое применение в строительстве благодаря малой объемной массе (20,4 кг/м3), низкой теплопроводности (0,33 ккал/м*ч*град), достаточной прочности и удобству работы с ним. Совмещенные покрытия зданий с применением стального профилированного настила и легких утеплителей имеют меньшую по сравнению с покрытиями из железобетона массу, что позволяет сократить расход стали на несущие конструкции (колонны, фермы, балки) и, следовательно, снизить стоимость строительства.

Использование пенополистирола в ограждающих конструкциях зданий и сооружений было разрешено в 1962 году нормами проектирования теплоизоляционных и акустических материалов и изделий (СНиП 1-В.26–62), утвержденными Госстроем СССР В соответствии с этим документом применение пористых пластмасс в строительстве допускалось только по согласованию с органами государственного пожарного надзора, однако это положение практически не выполнялось. С 1969 года Госстрой СССР без учета мнения пожарной охраны разрешил использование полистирола в трехслойных металлических панелях ограждающих конструкций.

Испытания утеплителя, проведенные ВНИИПО МВД СССР, показали, что он является легковоспламеняющимся материалом, имеющим теплоту сгорания большую, чем у керосина.

Горение утеплителя характеризуется образованием горючего плава, быстрым распространением огня внутри конструкций по образующимся пустотам, выделением значительного количества взрывопожарных и токсичных веществ (оксида и диоксида углерода, стирола, толуола, метанола и т.д.) и тепловой энергии. Эти процессы вызывают быструю потерю устойчивости и обрушение несущих металлических конструкций (колонн, ферм, балок).

Неоднократные огневые эксперименты с конструктивными элементами и фрагментами сооружений позволили сделать вывод о повышенной пожарной опасности стеновых и кровельных панелей с пенополистиролом и зданий, построенных с их применением. Несмотря на это. Госстрой СССР классифицировал пенополистирольный утеплитель как трудносгораемый.

С 1971 года в нормативных документах практически были сняты какие-либо ограничения на применение в строительстве пенополистирольного утеплителя и с 1973 года введена в действие разработанная и утвержденная Госстроем СССР «Инструкция по проектированию зданий из легких металлических конструкций (ЛМК)» (СН 454-73, позднее СН 454-76). В результате ЛМК использовались при строительстве КамАЗа, ВАЗа, Атоммаша, атомных электростанций и других важнейших объектов народного хозяйства.

Решения о снижении уровня противопожарной защиты зданий и сооружений принимались Госстроем СССР без проведения необходимых обоснований и учета результатов научно-исследовательских работ, о чем МВД СССР доложило в Совет Министров СССР (письмо от 05.11.71 г. № 1/531). Министерство и органы государственного пожарного надзора в различных инстанциях постоянно ставили вопрос о запрещении применения пенополистирола и организации производства пожаробезопасных материалов. Только в 1971-1972 гг. таких обращений было более десяти.

После пожара на Капчагайском фарфоровом заводе Госстрой СССР письмом от 10.10.81 г. № 101-Д запретил применение пенополистирола в покрытиях строящихся зданий. Однако это решение не было выполнено, поскольку в утвержденных в это же время СНиП П-2-80 подобные здания были отнесены ко II степени огнестойкости, что позволило продолжать строить здания с использованием пенополистирола.

Предложения МВД СССР о запрещении (на объектах особой важности) и ограничении применения сгораемых полимерных утеплителей получили поддержку Госстроя СССР лишь в 1984 года, после ряда крупных пожаров, происшедших на важнейших народнохозяйственных объектах (Житомирский завод строительных металлических конструкций – уничтожено покрытие на площади 17,8 тыс. м2. Бухарский хлопчатобумажный комбинат – 40 тыс. м2. Капчагайский фарфоровый завод – 26 тыс. м2 и др.). В этом же году по инициативе МВД СССР принято распоряжение правительства о замене сгораемого утеплителя на кровлях машинных залов АЭС.

В период строительства объектов КамАЗа вопрос о замене пенополистирола в покрытиях производственных корпусов неоднократно обсуждался по инициативе пожарной охраны в Совете Министров СССР. Госстрое СССР и Минавтопроме СССР. Однако указанные ведомства приняли решение не о замене утеплителя, а лишь об устройстве в покрытиях корпусов противопожарных преград шириной 6 м. разделяющих кровлю на отсеки площадью 10…12 тыс. м2. Разработанные Промстройпроектом и одобренные Госстроем СССР «Дополнительные проектные решения по обеспечению пожарной безопасности покрытий Камского автозавода» предусматривали устройство таких поясов только на тех частях зданий, монтаж покрытий которых не был завершен. К этому времени на заводе двигателей было смонтировано уже более 80% покрытий. В результате сгораемый утеплитель был сохранен в покрытиях всех основных производственных корпусов.

Под главным корпусом на отм. −9,0 м расположены два магистральных тоннеля, в которых были размещены стружкоуборочные конвейеры, фильтрационные установки, емкости с маслом и смазывающей охлаждающей жидкостью (СОЖ). К указанным тоннелям примыкали 28 поперечных тоннелей, предназначенных для оборудования по транспортированию стружки, масла и СОЖ от металлообрабатывающего оборудования на отм. 0,0 м. Из всех тоннелей имелись эвакуационные выходы по лестничным клеткам с тамбур-шлюзами. Несущие конструкции тоннелей (колонны, балки, перекрытия) выполнены из железобетона.

Главный корпус оборудован приточно-вытяжной системой вентиляции, вентоборудование расположено в венткамерах. Для удаления дыма из корпуса предусмотрены открывающиеся фрамуги светоаэрационных фонарей, имеющие электропривод.

По периметру корпуса проходит кольцевой противопожарный водопровод диаметром 400-800 мм. на котором установлено 30 гидрантов. Параллельно ему проложен кольцевой производственный водопровод такого же диаметра с 16 пожарными гидрантами. Давление в водопроводных линиях – 588,4 кПа. В здании смонтированы внутренний кольцевой противопожарный водопровод с тремя вводами диаметром 300 мм, автоматические спринклерные и дренчерные системы водяного и пенного пожаротушения с питанием от двух насосных ППА.

Все конструкции покрытия корпуса защищены по всей площади спринклерной системой с разделением на 40 секций. Узлы управления находились на отм. 0,0 м вне защищаемой зоны и были выгорожены профилированным листом без перекрытия.

Испытательные боксы и вычислительный центр оборудованы автоматическим газовым пожаротушением.

Автоматической пожарной сигнализацией (АПС) защищены помещения лабораторий, архивов, кладовых различного назначения, расположенные в двухэтажной вставке. Сигнал от систем АПС выведен в помещение пожарного поста, туда же выведены сигналы от систем автоматического пожаротушения, которые не смогли выполнить свою роль, так как при пожаре произошло отключение (в 18 ч. 57 мин.) их рабочего, а через 7 мин после этого  резервного электропитания.

Электроснабжение здания осуществлялось от главной понизительной подстанции (ГПП-12), встроенной в главный корпус, и 39 внутрицеховых трансформаторных подстанций (КТП). Электроэнергия от КТП к оборудованию подавалась по шинопроводам и электрическим кабелям. Напряжение в силовой сети – 380 В, в осветительной – 220 В. Магистральный шинопровод и силовые кабели (0,4 кВ) проложены по нижнему поясу ферм покрытия и мостикам.

На территории пожароопасных участков дополнительно установлено 237 пенных пожарных кранов, врезанных в трубопроводы автоматических систем пенного пожаротушения и укомплектованных стволами СВП-4.

Объекты АО «КамАЗ» охраняются подразделениями отряда военизированной пожарной охраны (ОВПО-4) ПАСС МВД Республики Татарстан численностью 424 ед. (завод двигателей охраняется ВПЧ-51 численностью 67 ед.).

По предложению ОВПО в план инженерно-технических мероприятий на 1986-1990 гг. были включены 27 капитальных противопожарных мероприятий. Однако на день пожара 40 % мероприятий, предложенных органами госпожнадзора в целом по заводу двигателей, остались не выполненными. Не были выполнены и мероприятия по устройству согласно проекту противопожарных поясов на кровле главного корпуса, по частичной замене сгораемого утеплителя при проведении ремонта кровли (из запланированных 22 тыс. м2 противопожарных поясов выполнено лишь 5 тыс. м2), по изоляции транзитных воздуховодов пожароопасных вентсистем и др. Профилактическим составом отряда только за 1990-1993 гг. предлагалось к выполнению более 1000 мероприятий по усилению противопожарного режима предприятия.

На заводе двигателей за 15 лет (с 1978 года) произошло 57 пожаров, а в течение последних 6 лет 32 раза возникали аварийные ситуации (короткие замыкания, вспышки и тд). За этот же период органы госпожнадзора были вынуждены привлечь к административной ответственности 711 должностных лиц завода, приостановить частично или полностью эксплуатацию 67 помещений и участков завода, находившихся в пожароопасном состоянии.

Завод двигателей для профилактического обслуживания и контроля за противопожарным состоянием был разделен на 5 участков. До начала пожара в корпусе цехи и участки работали в обычном режиме, по заводу были проведены 53 огневые работы из 70 запланированных.

Начальник Государственной инспекции пожарного надзора СПАСР МВД России Е.Е. Кирюханцев:

Пожар явился следствием непродуманных действий органов управления различных уровней, а также стремления руководителей достичь сиюминутной выгоды посредством экономии на мерах пожарной безопасности. В результате ограждающие конструкции зданий многих особо важных объектов содержат утеплители из пенополистирола (Атоммаш, ВАЗ, ряд атомных электростанций). На КамАЗе тоже еще сохранились такие корпуса. Руководители КамАЗа, администрация завода двигателей знали о пожарной опасности пенополистирола, однако надлежащих мер по поддержанию необходимого уровня противопожарной защиты корпуса завода не принимали.

Более 40 % мероприятий по обеспечению пожарной безопасности КамАЗа, изложенных в предписаниях органов государственного пожарного надзора, своевременно не выполняются и переносятся из предписания в предписание.

Деятельность территориального органа госпожнадзора в основном была направлена на сохранение численности подразделений, охраняющих КамАЗ и оказывающих решающее влияние на организацию тушения пожаров в г. Набережные Челны. Возникшее противоречие между необходимостью сохранения подразделений пожарной охраны и требованием обеспечения действенного государственного пожарного надзора на объекте было разрешено путем компромисса. В результате проиграла Россия, которая понесла огромные потери от пожара. В этом есть доля вины и органов государственного пожарного надзора, не проявивших в данном случае необходимой настойчивости и принципиальности.

Как это было

КамАЗ после пожара

Завод КамАЗ после пожара

Пришло сообщение о пожаре на заводе «КамАЗ» в г. Набережные Челны 14 апреля 1993 года. Восемь дней и ночей шла самоотверженная борьба с огнем. О том, с какими трудностями пришлось столкнуться при ликвидации одного из крупнейших в истории страны пожаров, поведал тогдашний начальник СПАСР МВД России, генерал-майор внутренней службы В. Дедиков.

В тот день первая смена в главном корпусе завода двигателей КамАЗа уже закончилась, а вторая только приступила к работе. Шел на свой участок и слесарь-ремонтник И. Байлычев. И тут его насторожил сильный запах горевшей изоляции. Подойдя к щиту главной понизительной подстанции № 12 (ГПП-12), рабочий заглянул в приоткрытую дверь. Из полутьмы на него надвигалась стена удушливого дыма… Через минуту по телефону И. Байлычев сообщил об увиденном диспетчеру энергослужбы завода и далее от обслуживающего персонала завода на ЦППС ОВПО-4 передали сообщение о взрыве трансформатора. Было это около 19 часов 00 минут.

Уже потом, в ходе расследования, выяснится, что первые признаки пожара замечены были около 18 часов 45 минут. Но хлопки и потрескивания, доносившиеся из помещения подстанции, рабочие приняли за обычный производственный шум. А тем временем огонь, полностью охвативший ГПП-12, по вертикальной кабельной трассе уже выходил на крышу корпуса…

Диспетчер отряда выслал на место аварии пожарные подразделения по рангу пожара № 2 (8 отделений на автоцистернах, отделение на автолестнице, отделение на автомобиле воздушно-пенного тушения, отделение на автомобиле порошкового тушения, автомобиль быстрого реагирования).

В 19 часов 4 минуты на пожар непосредственно в главный корпус прибыло отделение ВГГЧ-39 на автомобиле быстрого реагирования (АВР) во главе с заместителем начальника части Цыганковым Н.Н. (РТП-1). В это время горели покрытие на площади 600 м2, воздуховоды и электрокабели практически над всем пространством ГПП-12, слышались сильные «хлопки». В верхней зоне помещения был густой дым, создалась высокая температура. Электроосвещение отсутствовало. С горящей крыши стекали расплавленные битум, рубероид и пенополистирол. Учитывая высокую скорость распространения огня по покрытию (6…8 м/мин) (этому способствовал порывистый ветер), РТП-1 объявил вызов № 3 – максимальный для гарнизона пожарной охраны г. Набережные Челны. Отделению АВР была поставлена задача эвакуировать рабочих и служащих из корпуса.

В 19 часов 6 минут прибыл дежурный караул ВПЧ-51 на двух автоцистернах во главе с начальником караула Скаловым Ф.Л., который дал команду установить автомобили на водоисточники и подать два лафетных ствола на тушение пожара внутри и снаружи здания.

В 19 часов 14 минут прибыли заместитель начальника ОВПО-4 Чумаков АВ. (РТП-2) и дежурная служба пожаротушения. Прибывающая на пожар техника (9 автомобилей) устанавливалась на гидранты, были поданы 6 лафетных стволов на покрытие и ствол «А» внутрь корпуса.

В 19 часов 20 минут прибыл начальник ОВПО-4 Волков В.Г. (РТП-3). В это время горело покрытие на площади около 8 тыс. м2.

Скрытое горение пенополистирольного утеплителя в гофрах профнастила охватывало новые площади, огонь вырывался через световые фонари и ствольщики оказались в его окружении. Скорость распространения горения достигла 10 м/мин.

Оценив обстановку, РТП-3 объявил повышенный номер вызова по республиканскому расписанию, сбор всего личного состава, организовал штаб пожаротушения, дал указание о введении в боевой расчет резервной техники, создал 4 боевых участка (по 2 на покрытии и в корпусе).

В 19 часов 25 минут была закончена расстановка сил и средств, прибывших по рангу пожара № 2, поданы стволы: на покрытие – 6 лафетных, внутрь здания – 2 лафетных и 1 «А». Однако этими средствами не удалось даже ограничить распространение пожара, так как фактический расход воды составил около трети требуемого (более 600 л/с). Горение пенополистирольного утеплителя, уложенного на стальной настил, охватывало все новые площади, огонь вырывался через световые фонари, и нередко ствольщики оказывались в огненном кольце.

Начальник 4 ОВПО В. Волков, возглавивший тушение, был вынужден объявить повышенный номер вызова сил и средств по республиканскому расписанию, дал указание о сборе всего личного состава пожарной охраны и введении в боевой расчет резервной техники.

К 19 часам 52 минутам на ЦППС города пришло сообщение, что площадь горения составляет на покрытии четвертую часть общей площади корпуса (около 103 тыс. м2), имеются обрушения и деформации металлоконструкций, в связи с чем требуется дополнительное количество автоподъемников. В штаб пожаротушения были введены специалисты завода.

Обрушение кровли корпуса

Обрушение кровли корпуса

В 20 часов 19 минут были сосредоточены силы и средства по рангу пожара № 3, созданы 9 боевых участков, в борьбе с огнем использовалось около 30 лафетных и переносных стволов. В помощь пожарным был вызван полк гражданской обороны.

Но остановить огонь не удавалось. К 21 часу 31 минуте уже вся кровля более чем километровой длины корпуса была охвачена пожаром.

Пожарные подразделения соседних гарнизонов (Нижнекамска, Альметьевска, Елабуги) прибывали до 22 часов 37 минут.

В 00 часов 47 минут 15 апреля 1993 года на место пожара прибыли: заместители начальника ПАСС МВД Республики Татарстан Низамутдинов И.А. (РТП-4) и Лобов Н.М., а также первая оперативная группа противопожарной аварийно-спасательной службы.

РТП-4 произвел передислокацию сил и средств. Оперативный штаб возглавил Лобов Н.М. Одновременно проводилась разведка тоннелей стружкоуборки, где уровень воды поднялся до 1 м.

В 2 часа 50 минут на пожар прибыла вторая оперативная группа ПACC МВД Республики Татарстан во главе с начальником Службы Красько Н.Н. (РТП-5). По его указанию произведено наращивание сил и средств из соседних гарнизонов.

В 5 часов 5 минут на пожар из Москвы прибыли начальник СПАСР МВД России Дедиков В.Е. (РТП-6) и заместитель начальника отдела СПАСР Молчанов В.П. К этому времени обстановка на покрытии корпуса, несмотря на то, что находилась под контролем, осложнилась.

Тоннели, проложенные на глубине до 9 м, оказались крепким орешком, «разгрызать» который пожарным пришлось в течение шести суток. Горящая масса полистирола, битумной мастики стекала по конструкциям, технологическим проемам и лоткам в подвальные помещения, где возникали новые очаги пожара. Огонь угрожал установкам и емкостям с маслом, общий объем которого составлял около 1700 м3.

Попытки проникнуть в тоннели к успеху не привели. Мешали плотное задымление, высокая температура, узость и ограниченное количество входов. Нужно было найти решение из тех, что называют нестандартными.

К 11 часам 00 минутам удалось ликвидировать горение на покрытии и отметке 0,0 м. Всего было подано стволов: лафетных – 24, РС-70 – 32, PC-50 –13, СВП – 2. Общий расход воды составил 720 л/с. Теперь все внимание штаба было переключено на тоннели.

Итак, перед нами стояла задача прекратить горение в подвальной части корпуса протяженностью 6,8 км общим объемом 344 тыс. м3. Причем сделать это предстояло, исключая непосредственный доступ к очагам горения.

Деформация металлоконструкций

Деформация металлоконструкций

Штабом были изучены инженерно-технические и организационные возможности, эффективность нескольких способов тушения:

  • подачи огнетушащего порошка, углекислоты и пара для объемного тушения;
  • подачи газоводяной струи от автомобиля газоводяного тушения в целях изменения направления воздушных потоков;
  • затопления всего объема тоннелей водой
  • контролируемого выгорания масла с защитой не задетой пожаром части маслонодвала, а также объемного тушения тоннелей пеной средней кратности.

Однако ни один из них в полной мере удовлетворить не мог. Например, применить, казалось бы, наиболее приемлемый способ объемного тушения с помощью пены средней кратности мешали слишком большой объем тоннелей и высокая температура. Расчеты показывали, что для заполнения подвала пеной понадобилось бы около 1000 пожарных машин, 4000 пеногенераторов ГПС-600 и 2000 магистральных линий. Понятно, что технически это было неосуществимо.

В итоге штаб принял следующее решение: снизить интенсивность горения за счет увеличения теплоотвода от нагретых емкостей и конструкций и ограничения доступа кислорода в зону пожара. С этой целью была организована непрерывная, в течение 26 часов (до 19 апреля 1993 года), подача в подвал пены от 45 ГПС-600 и герметизация технологических проемов и других отверстий минеральной ватой, были созданы 4 боевых участка. Одновременно боевые расчеты не оставляли попыток проникнуть внутрь тоннелей. Однако высокая температура (500…600 °С) и плотное задымление не позволяли этого сделать.

17 апреля 1993 года возникла новая проблема. Из-за подъема уровня воды в тоннелях нависла угроза распространения огня на помещение станции испытания двигателей (СИД), расположенной на отм. –5,2 м, в которой размещались емкости с маслом и дизельным топливом. Штабом было принято решение изолировать СИД, заложив участок тоннеля, соединяющий станцию с основным подвалом, гравием и кирпичной кладкой. СИД удалось спасти.

Только 18 апреля 1993 года снизилась интенсивность горения и температура в тоннелях (120…140 °С). Это дало возможность проникнуть к масляным установкам и организовать подачу огнетушащих средств непосредственно в очаги пожара.

Руководство тушением пожара осуществлял начальник СПАСР МВД России Дедиков В.Е. В организации тушения пожара, координации действий, связи с руководством МВД республики принимал участие заместитель министра внутренних дел Татарстана Гараев Ф.Ф.

Оперативный штаб пожаротушения менялся ежесуточно. В состав штаба и боевых участков входили должностные лица гарнизона пожарной охраны города и ПАСС МВД Татарстана. В работе штаба и на боевых участках принимали участие представители СПАСР МВД России, ПАСС МВД Татарстана, а также администрации объекта. Назначались заместители начальника штаба по:

  • технике безопасности;
  • ведению документации;
  • информации;
  • организации связи.

А также помощники начальника тыла по:

  • обеспечению пенообразователем;
  • заправке ГСМ;
  • организации круглосуточного питания личного состава;
  • обеспечению освещением места пожара;
  • обеспечению и замене боевой одежды, пожарно-технического вооружения;
  • ремонту и техобслуживанию пожарной техники.

На пожаре круглосуточно находилась бригада скорой помощи, работал теплопункт.

При ВПЧ-51 производилась перезарядка групповых и индивидуальных фонарей. Для проведения разведки в тоннелях стружкоуборки, заполненных водой на глубину более 2 м, предпринята попытка использовать плавсредства.

С начала пожара до его ликвидации личный состав подразделений работал в двухсменном режиме (через сутки).

Для ликвидации пожара привлекался личный состав и техника Набережно-Челнинского, Нижнекамского, Альметьевского, Елабужского и Казанского гарнизонов пожарной охраны. Оказывалась помощь со стороны пожарной охраны республик Удмуртской и Башкортостан, Самарской и Нижегородской областей. На пожаре постоянно работали 64 ед. пожарной техники, 560 человек личного состава пожарной охраны, 54 военнослужащих полка гражданской обороны, 236 различных машин и механизмов.

Большая помощь оказана администрацией завода в организации питания пожарных, обеспечении огнетушащими средствами, ГСМ, а также необходимой информацией по планировке здания и особенностям размещения технологического оборудования Обеспечена доставка пенообразователя в количестве 2,5 тыс. т, при этом израсходовано более 2,4 тыс. т. пенообразователя (при тушении пожаров на Киришском нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ) было израсходовано 900 т пенообразователя, а на Московском НПЗ – 500), 110 т порошка.

21 апреля 1993 года сложный, крупномасштабный, не имеющий аналогов в стране пожар был ликвидирован. Удалось спасти 50 % оборудования, 85 % колонн и 40 % наружных стен. Однако производственный корпус завода площадью 420 тыс. м2 был выведен из строя.

Завод двигателей КамАЗа после пожара

Завод двигателей КамАЗа после пожара

Причины и выводы

Непосредственной причиной пожара, как выявило расследование, было короткое замыкание в кабельной линии ГПП-12. Возникшее пламя прожгло стальную броню кабелей, воспламенив изоляцию. Огонь начал быстро распространяться по кабельным пучкам и минут через 17-20 по вертикальной трассе, как уже было сказано, вышел на кровлю. Именно кровля, вернее, ее утеплитель из пенополистирола ПСБ-С сыграл роковую роль в дальнейшем развитии пожара.

Думаю, специалистам пожарной охраны этот утеплитель давно и хорошо известен. И все же напомню его свойства. Легко загорается от пламени газовой горелки, обильно выделяя токсичный дым. Полистирол, из которого на 90-92 % состоит утеплитель, известен как основной компонент твердого ракетного топлива и по своим горючим свойствам сравнивается с напалмом. К этому надо добавить такое качество утеплителя, как легкоплавкость. Словом, мы имеем материал, будто специально созданный для быстрого распространения пламени. Но именно таким материалом в то время были покрыты многие крупнейшие объекты Российской Федерации. Среди них и промышленные предприятия-гиганты, и объекты энергетического комплекса, в том числе атомные электростанции. Чем это чревато, наглядно показал пожар на КамАЗе. Впрочем, примеры были и раньше. Еще в 1972 году сгорело 17 тыс. м2 кровли на Житомирском заводе строительных конструкций, год спустя огонь уничтожил 44 тыс. м2 покрытия на Бухарском хлопчатобумажном комбинате… В общем, покрытие с утеплителем из пенополистирола вполне можно назвать, как выразилась одна из газет, «крышей замедленного действия».

Пожарные забили тревогу уже в 1973 году. Тогда МВД дважды информировало Совмин СССР о недопустимости строительства зданий больших площадей с использованием пенополистирола и просило обязать Госстрой СССР совместно с Минавтопромом решить вопрос о замене опасного материала в покрытиях строящихся зданий КамАЗа на несгораемые или трудносгораемые утеплители. И Госстроем было принято решение об устройстве в покрытиях корпусов, в том числе и завода двигателей, противопожарных преград шириной 6 м, разделяющих кровлю на отсеки площадью 10-12 тыс. м2. Конечно, это был компромисс, кардинально проблемы не решающий. Но даже и такое решение полностью не было реализовано. Дело в том, что устройство противопожарных поясов предусматривалось только на незавершенных покрытиях. А на заводе к тому времени 80 % кровли уже было завершено. Разумеется, переделывать готовое покрытие никто не стал: КамАЗ был нашей очередной «стройкой века» и сооружался ускоренными темпами.

Разбор конструкций после пожара на заводе КамАЗ

Разбор конструкций после пожара на заводе КамАЗ

Корпус сдали в эксплуатацию в 1976 году. Кстати, несмотря на то, что сооружение его велось по американской технологии, страховать объект наши друзья из-за океана отказались, узнав об использовании огнеопасного утеплителя. Но и после этого пожарные не успокоились. Устройство противопожарных поясов на кровле главного корпуса в числе других мероприятий было по предложению объектового 4 ОВПО включено в план организационно-технических мероприятий на 1986-1990 годы. И опять до выполнения не дошли руки. Очень уж хлопотное дело, а голова у руководства, как всегда, была занята в первую очередь планом…

Правительственная комиссия, занимавшаяся расследованием пожара на КамАЗе, пришла к однозначному выводу о повышенной пожарной опасности зданий из легких металлических конструкций в сочетании со сгораемым утеплителем, их низкой устойчивости при пожаре и невозможности успешного тушения огня в данных условиях. В акт комиссии включены предложения о необходимости принятия мер по усилению противопожарной защиты аналогичных зданий.

Пожар на КамАЗе на страницах печати часто сравнивали с Чернобыльской катастрофой, и это не случайно. Конечно, если сравнивать потери, эти два события рядом едва ли поставишь. Слава Богу, на КамАЗе обошлись без человеческих жертв, да и материальный ущерб был в конечном итоге меньше, чем после Чернобыля. И все же есть нечто общее у этих двух бед. И та, и другая стали возможны в обстановке тотальной безответственности, пренебрежения к элементарным и очевидным требованиям безопасности.

Источник: научно-технический журнал «Пожарная безопасность, информатика и техника» (2(4), 1993 год).

 Фотографии из фонда музея КамАЗа доступны по кнопке «Скачать» 

Просмотров 23135
Скачать
Присоединяйтесь к нам
в сообществах
Самые свежие новости и обсуждения вопросов о службе