Поджог: мотивы и причины

Поджог — умышленное нанесение ущерба имуществу с использованием огня.

Мотив – это внутреннее влечение или импульс, который заставляет человека совершить что-либо или действовать определенным образом. Мотив объясняет, почему преступник совершил незаконное действие.

Конечно, анализ и учет психологических аспектов преступления – дело скорее следствия и суда, нежели технического специалиста и эксперта. Дознаватель и следователь должны учитывать возможные мотивы, так как они могут помочь в предсказании определенных штампов поведения, в результате чего можно установить и поймать преступника, особенно в случаях множественных поджогов. Но и пожарно-техническому эксперту учет возможных мотивов и алгоритмов действия поджигателя может быть полезен – как при осмотре места пожара, так и в работе с материалами дела.

Иногда на мотив поджога могут указывать некоторые характерные признаки на месте пожара (они рассмотрены в статье «Признаки поджога: квалификационные и косвенные»).

Отечественных исследований вопросов мотивации поджогов и личностей поджигателей не так много, некоторые мы уже упомянули. Отмечается прямая связь поджогов с злоупотреблениями спиртными напитками, то, что в городах поджоги случаются реже, чем в сельской местности, а % поджигателей – люди в возрасте 30-50 лет, т.е. с жизненным опытом, установившимися взглядами и определенными интересами. Вместе с тем, среди поджигателей растет доля молодых людей, причем их действия отличаются хладнокровием и изобретательностью. Среди мотивов, которыми руководствуются поджигатели – сокрытие следов преступлений, получение страховой суммы, месть, пиромания.

Наряду с этим, в России существенно число поджогов, цель которых – оказание давления на коммерческие структуры и физических лиц, поджоги с целью уничтожения строений на дорогих и престижных территориях с последующим приобретением земельных участков и их застройкой.

В США Национальный центр анализа насильственных преступлений (NCAVC) определил шесть основных мотивов, которыми руководствуется подавляющее большинство поджигателей: нажива, вандализм, возбуждение, месть, сокрытие преступления, экстремизм. Они могут относиться и к единичному случаю и к множественным преступлениям.

В России мотивы поджогов в целом те же, а, учитывая, что американцы продвинулись как в самих поджогах, так и их изучении дальше России, нам представляется полезным остановиться на описании этих мотивов более подробно, воспользовавшись данными и др.

Поджигатель

Поджог и его мотивы

Нажива и мошенничество c целью наживы

Поджигатели этой категории устраивают пожары с целью получения финансовой выгоды, которая может быть выражена в прямой денежной прибыли или в косвенной прибыли, полученной нефинансовым образом. Прямая прибыль может представлять собой страховую выплату, избавление от конкурентов в бизнесе или их запугивание, вымогательство, увеличение стоимости собственности путем уничтожения ненужных строений (либо на собственной территории, либо поблизости). Поджог может быть совершен с целью уклонения от выполнения финансовых обязательств или даже получения работы.

Во многих случаях нажива является единственным мотивом поджога. Интересно отметить, что в США раньше поджог своей собственности не считался преступлением, даже если собственник получал от этого выгоду. В настоящее время в большинстве штатов запрещается уничтожение своей собственности, даже если это не связано с обманом другой стороны.

На производстве, складах пожары иногда устраиваются собственником для уничтожения старого или морально устаревшего оборудования, для уничтожения документации с целью уклонения от уплаты налогов, аудиторской проверки или получения страховки, чтобы построить новое здание в новом месте. Поджог может устроить конкурент для того, чтобы получить преимущество на рынке или организованные преступные группы для рэкета или вымогательства.

Некоторые банды, пишет ДеХаан, «…действуют так: покупают какое-нибудь малое или среднее предприятие, которое может еле-еле сводить концы с концами или даже преуспевать, вывозят имущество, убирают мебель и оборудование, распродают фонды и буквально «раздевают догола» предприятие, как в физическом смысле, так и в финансовом. То, что осталось, затем поджигается и членам банды выплачивается страховка». Всё это очень похоже на «лихие девяностые» в России. Происходит подобное и в России нынешней.

Конечно, выяснение всех указанных обстоятельств является компетенцией следствия, а никак не пожарно-технического эксперта. За рубежом для этого приглашают специальных финансовых экспертов, которые и разбираются со всеми финансовыми «странностями», предшествующими пожару.

Поджоги жилых домов могут устраиваться владельцами с намерением обмануть страховую компанию и получить страховку.

Интересно отметить, что поджоги жилых домов и отдельных помещений в США стали особенно популярны, когда во многих штатах разработали программу правительственной поддержки, которая гарантирует значительные страховые выплаты собственникам жилья, возмещение им стоимости расходов на новое жилье и покупку нового имущества: мебели, бытовой техники, одежды. Это приводило к злоупотреблениям – пользуясь преимуществами, предоставляемыми этой программой, многие индивидуальные собственники и организованные банды покупали жилые дома, страховали их на крупную сумму и затем получали страховые премии.

В России подобных гарантий со стороны государства нет, соответственно и поджогов такого рода почти нет. Что называется, нет худа без добра. Единичные случаи мошенничества, по сообщениям в прессе, имели место после «жаркого лета» 2010 года, когда государство в ряде сгоревших посёлков отстраивало погорельцам новые дома или компенсировало ущерб.

В то же время, в крупных городах России подозрительно часто происходят пожары в зданиях, в том числе охраняемых государством и потому не подлежащих сносу, которые стоят на дорогих участках земли и мешают продаже этой земли и новому строительству. «Случайно» случившийся пожар решает вопрос по принципу «нет здания – нет проблем».

Бывают непрямые способы получения наживы, к счастью, пока не очень развитые в России. Процитируем ДеХаана:

…В разных обстоятельствах имели место случаи, когда поджоги устраивались с целью получения работы. Сезонные пожарные или оплачиваемые добровольцы (или штатные пожарные с целью получения сверхурочных за работу в выходные дни) устраивали пожары для увеличения своего дохода. Безработные охранники устраивали пожары для того, чтобы показать свою необходимость в охране предприятия, намереваясь получить работу. Устраивались растительные пожары, чтобы более успешно охотиться на дичь. Строительные рабочие поджигали недостроенные здания для того, чтобы срок их работы был продлен; агенты по продаже оборудования для работы в тяжелых условиях устраивали растительные пожары, чтобы обеспечить рынок сбыта для своего оборудования. Пожары устраивались для того, чтобы освободиться от контрактных обязательств и даже от воинской повинности. Были случаи, когда члены семьи поджигателя (особенно маленькие дети) погибали при пожаре, устроенном с целью получения страховки. Такие пожары также устраивались с целью освобождения от своих семейных обязательств или для создания условий для вступления в другой брак.

Вандализм

Понятие «вандализм» включает в себя, в частности, поджоги, совершаемые из хулиганских побуждений и наносящие ущерб собственности. Специалисты отмечают, что такая мотивация обычно связана с детским и подростковым возрастом и мишенью вандализма часто бывают школы и школьное имущество. Также часты пожары заброшенных зданий, транспортных средств и растительные пожары. Пожары устраиваются, когда возникает возможность, часто после школы или работы или по выходным.

В России ситуация очень близка к описанной выше. Случаи вандализма, сопровождающиеся поджогами, иногда отмечаются в действиях футбольных болельщиков, просто слоняющихся без дела групп молодежи.

Возбуждение, поиски острых ощущений

Поджоги такого рода могут устраиваться в целях возбуждения, привлечения внимания, признания и даже, как утверждают психологи, сексуального стимулирования.

Поджоги могут заканчиваться как выгоранием небольших куч мусора, так и целых жилых зданий. Типичный поджигатель такого рода устраивает обычно серии пожаров с возрастающей с течением времени интенсивностью, увеличением суммы ущерба и опасности для жизни. Пожары обычно устраиваются поблизости от его дома или места работы и поджигатель обычно остается поблизости с целью наблюдения, может быть, даже фотографирования или видеозаписи пожара. Зажигательные устройства используются очень редко, обычно применяются спички, зажигалки и имеющееся на месте горючее. Поджигателям такого типа нравится наблюдать за самим пожаром, некоторых больше привлекают пожарные автомобили, сирены и световые эффекты при тушении пожара. В таких случаях поджигатель устраивает пожары, чтобы принять участие в их тушении. Подобные пожары неоднократно происходили и в России, в частности, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Американские психологи из категории поджигателей, ищущих возбуждения, выделяют так называемых «поджигателей из тщеславия», «поджигателей-героев».

…Мотивами для них могут быть возбуждение, испытываемое при большом пожаре и при его тушении. Люди, нуждающиеся во внимании или уважении, могут совершить поджог для того, чтобы добиться такого внимания, принимая участие в тушении пожара и спасении людей или даже принимая на себя ответственность за поджог. Пожарные могут хотеть произвести впечатление на свои семьи или свое начальство и устраивать пожары, чтобы иметь больше возможностей для этого. Те пожарные, которые получают дополнительную плату в зависимости от количества вызовов, устраивают пожары для увеличения дохода. Охранники могут устраивать пожары просто от скуки, для того, чтобы заставить компанию нанять больше охранников или доказать свою необходимость компании путем выявления пожара и помощи в его тушении. Это может дать им шансы для увеличения зарплаты или предотвращения увольнения.

Такой поджигатель воображает себя супергероем, что является по большей части бравадой. Эти люди часто носят оружие, чтобы показать свою власть. Поджоги большей частью не планируются, осуществляются, когда появляется возможность.

Отмечается, что при расследовании таких пожаров необходимо проверять прошлое персонала, особенно тех, кто обнаружил или тушил пожар. Так как среди мотивов может быть стремление привлечь внимание в случае отказа принять кого-нибудь на службу в качестве полицейского или пожарного, следует рассматривать в качестве потенциальных подозреваемых лиц, которым в последнее время было отказано в приеме на службу.

Далее, в разделе «Косвенные признаки поджога» указывается, что большинство отмеченных выше мотивов и психологических поведенческих клише отмечается и в поведении российских поджигателей. Таковыми становились и бывшие пожарные, уволенные со службы за злоупотребления алкоголем, и личности с совсем противоположной мотивацией – юные пожарные добровольцы, которым нравился сам процесс горения, тушения и, по возможности, своего героического участия в данном деле.

Месть и злоба

Пожары могут устраиваться в качестве мести за какое-либо действительное или воображаемое оскорбление или враждебное поведение. В таких случаях объектом мести могут быть люди, организации или общество или в целом.

Объектом нападения может быть собственность какого-либо человека, транспортное средство, дом и т.д.

На такого рода мотив поджога может указывать состояние места пожара. Поджигатель обычно действует в состоянии крайнего возбуждения, и поджог часто сопровождается актами вандализма, физического разрушения предметов. Постель и одежда могут быть разрезаны или порваны или

выпачканы краской или клеем (также и мебель) перед пожаром. Фотографии или вещи, которые дороги как память, могут быть повреждены. Нападение может быть направлено на объект ненависти или на его заменитель.

Часто такие поджоги поджигатель совершает импульсивно, поэтому они плохо подготовлены. Обычно используются горючие материалы и интенсификаторы горения, имеющиеся на месте преступления. Зажигательные устройства замедленного действия используются редко, так как преступник не думает о том, что нужно убежать с места поджога и обеспечить себе алиби.

Человек, считающий, что работодатели, чиновники, отдельные правительственные органы, медицинские учреждения, суды, банки и др. виновны в его несчастьях, может устроить нападение (обычно это серия нападений, поджогов) на здания или персонал этих учреждений.

Бывают поджоги, направленные не против отдельного человека или общества в целом, а против какой-либо социальной группы. Объектами таких пожаров могут быть религиозные, расовые, другие группы, их здания или другие символы группы. Обычными объектами являются церкви или синагоги, а также места собраний клубов, организаций, соперничающих банд. Сопутствовать поджогу могут разрушение окон, мебели, других предметов, экстремистские надписи, рисунки и другие проявления вандализма.

Сокрытие другого преступления

Многие люди (и преступники, в том числе) считают, что пожар уничтожает вещественные доказательства всякой преступной деятельности. К счастью, это не совсем так. Отпечатки пальцев при определенных условиях сохраняются. Более того, например, закопчение стеклянных и керамических поверхностей их маскирует и сохраняет. А современные методы генной идентификации личности вообще существенно снижают шансы на достижение возможности неустановления личности в случае попытки уничтожить труп путем сжигания. Вспомним современную историю с идентификацией останков царской семьи.

Тем не менее, преступники довольно часто используют поджог как способ уничтожения следов преступления, в частности, убийств. Обычно поджог устраивают с помощью подручных средств, иногда – с применением интенсификаторов горения. Нужно, однако, отметить, что полное уничтожение трупа, как на то надеется преступник, на пожаре не происходит. Хотя пожар может уничтожить отпечатки пальцев и исказить (сделать неразличимыми) черты лица, по которым проводится идентификация, требуется несколько часов интенсивного горения, чтобы по трупу нельзя было определить, каким образом и по какой причине наступила смерть.

В отдельных случаях преступниками применяются, однако, весьма изощренные способы поджогов и уничтожения трупов. Одним из таких примеров является преступление, совершенное в Барнауле в 80-е годы прошлого века.

На месте пожара в частном жилом доме был обнаружен локальный прогар пола площадью около 1,5 м2. Остальная обстановка комнаты и дома практически не пострадала, имелись лишь несильные закопчения стен и мебели. Но рядом с прогаром обнаружили кисть руки и фрагмент ноги человека. Череп и иные крупные кости обнаружили в прогаре. В результате следствия было установлено, что преступники убили проживающую в доме женщину и решили сжечь труп. Для этого они положили его на пол и накрыли пуховыми подушками, взятыми с соседней кровати. Это обеспечило длительный низкотемпературный пиролиз трупа, приведший к его почти полному уничтожению. Сохранились части тела, не закрытые подушками и находившиеся вне зоны тления.

Использование пожара как средства уничтожения вещественных доказательств не ограничивается сферой преступлений против личности. Пожар может быть устроен для того, чтобы «замести следы» воровства, хищений груза, грабежа или даже растраты или мошенничества. В таких случаях способ подготовки и собственно поджога часто зависят от того, какое преступление было совершено. Сложные зажигательные устройства используются редко, а если используются легковоспламеняющиеся и горючие жидкости, то они почти всегда такие, какие можно найти на месте преступления.

Бывают ситуации, когда поджог наносит ущерб несоизмеримо больший, нежели само хищение.

В г. Колпино Ленинградской области в 80-е годы был случай, когда 2 любителя выпить забрались в аптеку в поисках спирта, а, не найдя такового, ушли, похитив товаров на 2 рубля с мелочью (тюбик зубной пасты и еще что-то). Уходя же, «с целью сокрытия преступления (кражи со взломом)» совершили поджог, в результате которого сгорела и аптека, и несколько других располагавшихся в здании учреждений.

Во многих же случаях хищение по материальным последствиям соизмеримо с пожаром или даже превышает его.

Ниже, в разделе «Косвенные признаки поджога», отмечается, что одним из косвенных признаков такого поджога является подозрительно малое количество вещей, товаров и их остатков на месте пожара. Были случаи, когда эксперты совместно со следственными работниками уже при осмотре места пожара непосредственно после его завершения, убеждались, что, судя по металлическим фрагментам, сохранившимся на месте, товаров было значительно меньше, чем следует из показаний работников склада.

В ходе выполнения одной из таких экспертиз эксперты просто подсчитали, какой объем должны были занимать при плотной укладке коробки с товаром, который, по показаниям в уголовном деле, находился в сгоревшем помещении. Оказалось, что он значительно превышает объем всего помещения! До экспертов сделать элементарный расчет и обнаружить «несоответствие» не догадались ни сами «пострадавшие», ни следователь. Конечно, такое расхождение – не есть прямое доказательство поджога как такового, но в качестве «информации к размышлению» при анализе версий о причине пожара использовано быть может и должно.

Экстремизм, социальный протест и терроризм

Поджоги могут сопровождать акции социального протеста, когда к ним подключаются люмпенизированные элементы. Поджоги могут быть устроены отдельными личностями или группами и обычно сопровождаются грабежами, вандализмом и погромами. Достаточно вспомнить массовые поджоги автомобилей во время беспорядков, устроенных арабской молодежью во Франции в 2007 году, революцию в Киргизии в 2010 г., серию революций и массовых беспорядков в арабских странах 2010-2011 гг.

При этом используются те зажигательные приспособления и средства, что попадаются под руку или зажигательные смеси, которые на Западе любят называть «коктейлем Молотова».

Интересно отметить, что в США после аналогичных городских беспорядков 60-х и 90-х годов было обнаружено, что некоторые владельцы магазинов поджигали свою собственность, чтобы обманным путем получить страховку под прикрытием беспорядков. Аналогичные вещи случаются и тогда, когда в округе орудует серийный маньяк-поджигатель и собственники, поджигающие свои предприятия, надеются, что все пожары отнесут на его счет. Так что, как видим, корыстные мотивы поджогов, проявляются даже на фоне событий, казалось бы, совершенно другого порядка.

В 80-х годах террористы в США при помощи взрывов и пожаров боролись за безопасность животных (протест против использования животных в лабораториях для исследований), против магазинов и промышленных предприятий, не подходящим по своих характеристикам для размещения их рядом с жилыми домами и даже против абортов (во многих штатах клиники-абортарии уничтожались взрывами и поджогами). Террористы, обладая финансовыми возможностями и возможностями для подготовки, чаще используют сложные зажигательные устройства замедленного действия: электронные таймеры, химические зажигательные смеси, радиоуправляемые детонаторы, а также взрывные устройства большой разрушительной силы.

Террористическая организация («боевое крыло») Ирландской Республиканской Армии совершало диверсии против военных, полицейских и даже гражданских объектов, пользуясь взрывными и зажигательными устройствами. Для поджогов широко использовались, в частности, устройства, состоящие из одной или двух пятигаллонных (один галлон – примерно 4,5 л) банок с бензином и заряда взрывчатки. Такое устройство размещалось в окне или дверном проеме. При подрыве заряда возникал огромный «огненный шар», который убивал всё живое и инициировал пожар. Дж. ДеХаан отмечает, что «…так как бензин полностью выгорал, пока был в газообразном состоянии, впоследствии в комнате могло даже не остаться запаха бензина и все признаки указывали на то, что в комнате происходил взрыв газа, а не бензина».

Иррациональные поджоги

Кроме выше перечисленных, ряд поджогов можно отнести к так называемым иррациональным, т.е. лишенным какого-либо мотива. Когда человек совершает действительно иррациональные или не имеющие мотива поджоги, это иногда называется пироманией. Пиромания – патологическое заболевание, которое мало изучено. Она обычно начинается с зажигания мусора или травы в сельской местности, часто за этим следуют поджоги пустующих строений, а затем жилых домов. Серийные поджоги куч мусора являются первым признаком существования поджигателя – пиромана.

Настоящий пироман не устраивает поджоги с какой-либо определенной, практической целью и не ищет материальной выгоды. Ему просто нужно снять напряжение или чувство тревоги. Субъект просто «чувствует себя лучше», когда появляется пламя. Пожары обычно устраиваются под покровом темноты и поджигателем, почти всегда, является одиночка, имеющий низкий уровень развития.

Отмечается также, что, хотя пожары, устраиваемые такими людьми, часто заранее планируются, интенсификаторы горения и устройства замедленного действия используются редко, если вообще используются. Пожары чаще всего начинаются с куч бумаги или мусора в отдаленных уголках, коридорах или аллеях, что может затруднить их обнаружение.

Источник: Анализ экспертных версий возникновения пожара. Часть 2. Чешко И.Д., Плотников В.Г. –М.: ФГУ ВНИИПО МЧС России, 2012.

Просмотров 1532