Выдвижение и порядок анализа версий о поджоге

Версия о поджоге (или, как ее еще называют, искусственном инициировании горения) относится (точнее сказать – должна относиться) к числу наиболее часто выдвигаемых и прорабатываемых при установлении непосредственной (технической) причины пожара. Как «электротехническая» версия должна обязательно рассматриваться при наличии в очаговой зоне электросети и электропотребителей, так и версия о поджоге должна быть проанализирована в случае, если в технически возможное для организации поджога время, на месте пожара, или на возможном для поджога расстоянии от него, мог появляться человек.

В общем случае, при отработке экспертом данной версии требуют анализа следующие обстоятельства…

Расследование пожара

Дознаватель на месте пожара отрабатывает версии о поджоге

Обстоятельства, предшествующие пожару

К таким обстоятельствам относятся, в частности, время суток, наличие людей вблизи места предполагаемого поджога, возможность проникновения посторонних лиц и т.д. В целом эту совокупность обстоятельств можно охарактеризовать, как ситуацию, удобную (или неудобную) для совершения поджога. Недаром ведь большинство поджогов автомобилей совершается в ночное время. Поджоги на производствах – ночью, между сменами, в обеденный перерыв, когда в цеху, на складе меньше народу и, таким образом, меньше возможных свидетелей преступления.

Понятно, что поджигателями могут быть либо «свои», либо «чужие». И если по известным обстоятельствам, на место пожара проникновение посторонних лиц было маловероятно или исключено, это уже снижает вероятность поджога за счет исключения «чужих». В ряде случаев это может быть дополнительным аргументом в пользу малой вероятности поджога. Например, если у владельца сгорел незастрахованный дом или баня и у него нет, желающих ему досадить, жены или тещи.

В целом, оценка обстоятельств с точки зрения удобства и технической возможности совершения поджога при анализе версии, по возможности, должна присутствовать.

Расположение очага пожара

Эксперты часто не обращают внимания на то, что само расположение очага (очагов) несет определенную информацию о вероятности, а то и принципиальной возможности поджога в данном случае. И, более того, косвенно свидетельствует о квалификации, мотивах и даже душевном состоянии поджигателя.

Одним из квалификационных признаков поджога является наличие двух и более очагов пожара. Но и при одном очаге пожара поджог вовсе не исключается, поэтому при анализе версии необходимо акцентировать внимание на том, насколько место расположения очага сочетается с версией о поджоге.

Если поджигатель в трезвом состоянии и способен соображать, то он выберет место (места) для поджога там, где есть легкогорючие материалы и возможность для быстрого и незаметного ухода с места преступления.

Так, предположим, анализируется пожар в загородной бане. Баню интенсивно топили к приезду хозяина в течение нескольких часов. Пожар обнаружили по дыму, выходящему из перекрытия между 1-ым этажом и мансардным помещением в зоне прохождения дымохода. Там же, судя по термическим поражениям конструкций, располагался очаг пожара. В данном случае, если уж эксперт выдвигает и анализирует наряду с «печной» версией, версию поджога, то, кроме необходимости отметить некоторые обстоятельства пожара, свидетельствующие против данной версии (территория домовладения охраняется, истопник следил за процессом, так что появление посторонних злодеев можно исключить, а также возникновение горения произошло не раньше, не позже, а именно во время топки печи), в экспертном заключении надо обратить внимание на совершенно нетипичное для обычного поджога место расположения очага – в закрытом объеме перекрытия, куда и добраться-то сложно.

Конечно, можно предположить, что коварный истопник сам устроил поджог, грамотно замаскировав его под «загорание перекрытия при топке печи» и тем самым обрек себя на выплату ущерба владельцу. Но оставим эту экзотическую версию для следователей и экспертов-психиатров, а в заключении пожарно-технического эксперта констатируем, что место расположения очага пожара в данном случае явно не свидетельствует в пользу версии о поджоге.

Если посторонние люди поджигают закрытое помещение, то очаг вероятнее всего будет находиться рядом с входной дверью (если жидкость нальют под нее), вентиляционной трубой или отверстием; недалеко от разбитых окон.

Если поджигатель все же проникает в помещение, то он обычно устраивает поджог в прихожей или ближайших ко входу помещениях, т.к. в этом случае меньше риска быть пойманным и просто пострадать при поджоге.

«Свои» люди скорее подожгут внутри помещения, в местах, наиболее подходящих с их точки зрения, для развития горения.

Когда объект поджога, как таковой, выбран, поджигатель старается выбрать на нем место (зону), где находятся легкогорючие материалы и где окружающая обстановка может обеспечить успешное развитие пожара из очага. Пламя, возникшее в очаге, должно «доставать до нового топлива». Поэтому часто поджигают деревянную мягкую мебель, кровати, шкафы с одеждой, висящие на окнах шторы и т.п. объекты.

Почти вся современная мягкая мебель содержит большое количество пенополиуретана, который легко зажигается спичкой и горит с большой скоростью и интенсивностью. Более легкие обивочные ткани из хлопка и синтетики могут воспламеняться, еще более облегчая зажигание и увеличивая топливную нагрузку. В коммерческих или промышленных зданиях запасы готовой продукции, упаковочных материалов или сырья могут перемещаться для увеличения топливной нагрузки.

Поджигатель понимает, что горение лучше распространяется по окрашенным деревянным конструкциям, тканям, бумаге, нежели по кирпичным и бетонным стенам и с учетом этого размещает очаг пожара. Вещи на полу, мебель рядом с легко сгораемой стеной – вполне подходящее место для поджога.

Расположение очага пожара в закрытых полостях стен, перекрытий и т.д. снижает шансы на то, что это поджог. Хотя зарубежные коллеги в своих публикациях часто акцентируют внимание на поджигателей, которые специально делают отверстия в стенах, сбивают штукатурку и т.д., чтобы обеспечить развитие горения. Тем не менее, если очаг пожара в офисе расположен, например, в пространстве подвесного потолка, то более реальной представляется версия об аварийном режиме в одном из встроенных в потолок светильников или подходящей к нему электропроводке.

Обратная ситуация, когда в очаговой зоне шкаф с документацией, рабочие столы сотрудников.

Цокольные этажи, как считают зарубежные коллеги,

…очень удобны для поджога, так как стены и потолок часто не защищены и то, что все строение расположено выше очага зажигания, обеспечивает максимум топливной нагрузки. Цокольные этажи могут служить лучшим укрытием, а всякие вещи и мусор, находящиеся в подвалах, обеспечивают видимость „случайного пожара“. Все пожары в цокольных этажах необходимо расследовать особо тщательно, так как эти помещения более всего подходят для целей поджигателя.

Чердаки жилых домов редко выбираются местом для поджогов, хотя там часто имеются горючие материалы в виде незащищенных строительных элементов, мусора. Проблема для вменяемого поджигателя в данном случае заключается в сложных путях незаметного отхода с места преступления. Хотя, что любопытно, поджоги в целях получения страховки иногда устраиваются именно на чердаках.

Потолок и крыша разрушаются, здание признается непригодным для использования и производство останавливается. После получения страховки начинается «ремонт» и здание, теперь уже в процессе реконструкции, снова горит, но пожар уже более интенсивный и снова получается страховка на «возведенное» здание.

В маленьких, закрытых помещениях, например, кладовках, кладовых одежды, поджоги, если не считать случаи хулиганства или пожаров, устроенных детьми, встречаются редко.

Квалифицированный» поджигатель знает, что некоторая одежда плохо воспламеняется, не хватает воздуха, пожар может не распространиться за пределы кладовой. Если очаг пожара находится в кладовых для белья (шкафах) или в спальнях (кроватях), это указывает скорее на мотив мести, вражды, чем на мотив получения страховки. Но когда для целей поджигателя необходимо больше дыма, чем огня (чтобы получить страховые суммы на перепланировку, обновление запасов и так далее), кладовая может быть лучшим местом для возникновения пожара, так как приток воздуха и распространение пожара можно регулировать.

Признаки поджога или их отсутствие

Признаки эти рассмотрены в отдельной статье (ссылка выше). Если в материалах дела эксперт находит данные, которые можно трактовать как указанные признаки, они должны быть обязательно описаны и объяснен их смысл.

Динамика развития горения

Необъяснимая обычными обстоятельствами динамика развития горения обычно также рассматривается как признак поджога с применением интенсификаторов горения. Имела ли она место в случае данного пожара или нет – в любом случае при анализе версии этот вопрос следует обсудить. Тем более, что часто альтернативной версией является загорание от окурка (тлеющего табачного изделия), а здесь динамика совершенно другая.

Если все проанализированные факторы свидетельствуют не в пользу поджога, это еще не значит, что его не было. Но эксперт имеет право констатировать, что он признаков поджога не выявил и оснований для того, чтобы считать поджог причиной рассматриваемого пожара, он из имеющихся материалов дела не усматривает.

Расследование пожаров: как определить причину?

Источник: Анализ экспертных версий возникновения пожара. Часть 2. Чешко И.Д., Плотников В.Г. –М.: ФГУ ВНИИПО МЧС России, 2012.

Просмотров 2833