История создания московского противопожарного водопровода

Повелением императрицы Екатерины II в 1778 году были произведены первые инженерные изыскания по устройству московского водопровода. Стало очевидно, что без достаточного количества воды нельзя успешно бороться с огнем во все более разраставшейся древней российской столице. Колодцы, пруды и ручьи замерзали зимой, некоторые участки города пользовались лишь привозной водой, которой не хватало даже для питья и приготовления пищи. Поэтому осенью 1779 года казной было отпущено свыше миллиона рублей ассигнациями, а «московскому главнокомандующему» велено было давать ежедневно по четыре сотни солдат для производства работ по устройству водосборных кирпичных бассейнов, труб и кирпичной галереи под селом Мытищи (22 версты от Москвы), по которым вода должна была течь до резервуара Каланчевского поля с его водоподъемной паровой машиной. К 1787 году строительные работы вне Москвы были закончены, оставалось лишь выстроить по городу около 1300 саженей подземных галерей да провести сеть труб к водоразборным колодцам и бассейнам.

Казалось, и пожарные, и жители скоро смогут в изобилии получать желанную воду. Ан, нет! Начало войны с Турцией, отправка инженерных чиновников в армию и, главным образом, явный недостаток средств в казне заморозили ведение дальнейших работ. Спустя некоторое время постройка первого в России водопровода возобновляется, и в 1805 году подача воды по новой системе, наконец, началась. В других городах водопроводы были введены в действие позднее: в Калуге – в 1807 г., в Нижнем Новгороде – в 1848 г., в Петербурге – в 1861 г. Однако радость оказалась преждевременной – до мест назначения доходило чуть более 10 % из тех 300 тыс. ведер, что добывали мытищинские колодцы. При более тщательном осмотре и вовсе убедились, что москвичи получали не мытищинскую воду, которая вся уходила через трещины, швы и пробоины исполинского сооружения, а лишь толику влаги из ключей Сокольничьей рощи и почвенных вод, проникающих в подземную часть галереи… Поэтому, длительное время городские водопроводы не могли существенно влиять на борьбу с пожарами, в том числе и потому что, не было возможности использовать воду непосредственно из городской сети. Решение этой проблемы в 80-х годах XIX века предложил русский инженер и общественный деятель Николай Петрович Зимин.

Николай Петрович Зимин (1849-1909) – выдающийся русский инженер и общественный деятель, благодаря которому Россия в области городского водоснабжения не только не уступала зарубежным странам, но и во многом  их опережала. Более двадцати пяти лет жизни он посвятил созданию противопожарных водопроводов.

Зимин Николай Петрович

Зимин Николай Петрович

Управа – Дума – волокита…

В 1880 году городская Управа распорядилась о переносе домовладельцами во дворы располагавшихся по улицам частных колодцев. В результате – четыре десятка их бесследно исчезли. После обширного пожара 1881 года на Серпуховской улице, при тушении которого обнаружился «крайний недостаток в воде», гласный Найденов подал в Думу заявление, поддержанное его коллегой Жуковым – о прямой связи размеров бедствия с этим опрометчивым решением Управы. Кроме того, было предложено в самые безводные районы города доставлять воду из Москвы-реки. На заседании 16 июня 1881 года. Дума постановила – расположенные на городской земле, по улицам, проездам и площадям колодцы без ее разрешения не уничтожать, а Управе представить список уже уничтоженных колодцев, а также свои соображения, где следует установить новые, дабы «в случае пожара было возможно пользоваться из них водой».

Некоторое время спустя произошел еще один опустошительный пожар – на сей раз в Городской части, отчего гласный Думы Белкин составляет записку с предложением об устройстве именно там специального противопожарного водоснабжения, ибо бойкое место городской торговли явно страдает из-за недостатка воды «по причине возвышенности этой местности». Отложив обсуждение предложения, Дума параллельно поручает Управе… обосновать самой устройство и смету такого сооружения. Это право предоставляется инженеру Н.П. Зимину, который к апрелю 1882 года представил «Проект снабжения города Москвы водою и охраны ее от пожаров», который обеспечивал пожаротушение без использования пожарных труб и подачи воды: из артезианского колодца и реки Москвы, общей стоимостью 100 тысяч рублей.

По его расчетам из такого водопровода предполагалось из восьми пожарных кранов получить по 50 ведер воды в минуту с высотой струи не менее 25,5 метров. Такой режим достигался установкой на шести частях водопровода насосных станций, включаемых на период пожаротушения.

Однако проекты его так и не рассматриваются…

Помочь могут страховщики?

В том же 1882 году тогдашний генерал-губернатор Москвы князь Долгоруков дает особой комиссии задание – всесторонне изучить вопрос о специальном противопожарном водопроводе и создании отдельной пожарной команды для охраны Городских торговых рядов. Тот же инженер Зимин представляет свой новый проект. Неожиданно упростился вопрос о финансировании проекта: ряд страховых обществ – готовы «из премии, получаемой с домовладельцев Городской части» отчислять 10% на устройство противопожарного водопровода.

Однако волокита с устройством водопровода на этом не заканчивается. И только в начале 1886 года Дума признала устройство водопровода в Городской части «желательным» на кошт страховых обществ. Однако к концу года принимается другое решение: строить новый Мытищинский водопровод с подачей в город 2 млн. ведер воды в сутки. Таким образом оказалось, что «надобности в противопожарном водопроводе не будет представляться».

Новый водопровод

Сухарева башня (1890 год)

Сухарева башня (1890 год), внутри которой размещались два противопожарных резервуара

Ещё в 1884 году Дума предварительно определила требования к новому гидросооружению – сеть труб общей длиной 260 верст, исходная производительность – 5 млн. ведер за 12 часов с возможностью дальнейшего ее роста. Планировалось также, чти при тушении пожара в черте города вода из водопровода будет подаваться без использования пожарных насосов, причем пожарные краны (то есть пожарные гидранты на сегодняшний манер) должны быть через каждые 50 саженей. Во время тушения пожара напор воды должен увеличиваться, а в случае технической невозможности этого постоянный напор в системе должен быть таков, чтобы во всех частях Москвы можно было подымать воду на высоту не менее 15 саженей прямо от пожарного крана. В технических расчетах упомянутого нами инженера Н. Зимина была предусмотрена возможность одновременного тушения от водопровода в границах тогдашней Москвы трех пожаров. На каждый из них приходилось бы по восемь «пожарных струй» (50 ведер/мин.). Суточная производительность водопровода в 7 млн. ведер стоила бы немногим более 6 копеек за 100 ведер.

Панорама Москвы с Сухаревой башни (1914 год)

Панорама Москвы с Сухаревой башни (1914 год)

В 1886 году собственный противопожарный водопровод на 15 кранов получили Торговые ряды Красной площади.

Пожарные остались довольны: огромное количество кранов диаметром 5 дюймов по всей сети Мытищинского водопровода, установленных в 1077 особых деревянных колодцах (4 таких пожарных крана давали 200 ведер в минуту), позволяли эффективно бороться с огнем. 22 сентября 1892 года состоялся впуск воды в систему Мытищинского водопровода протяженностью 110 км (чуть ранее был пущен Самарский водопровод), а с 1 октября он действовал уже на полную мощность.

Так же по проектам Н.П. Зимина были сооружены хозяйственно-противопожарные водопроводы в Царицыне, Рыбинске, Тобольске, на всероссийской выставке в Нижнем Новгороде.

В 1885 году русским инженерам Шухову, Кнорре и Лембке было поручено произвести новые изыскания в бассейне Яузы, куда входят Мытищинские ключи, и составить проект устройства нового, расширенного Мытищинского водопровода.

Такие исследования, проведенные в 1887-1888 годах, подтвердили, что из Мытищинских источников можно взять 1,5 млн. ведер в сутки.

Решено было расширить водопровод на эту мощность, не прибегая к концессионерам. Строителями были назначены русские инженеры Н.П. Зимин, К.Г. Дункер и А.П. Забаев, руководил постройкой городской голова Н.А. Алексеев, а общий надзор за строительством водопровода был возложен на специальную правительственную комиссию во главе с крупным инженером И.И. Рербергом.

В 1892 году новый водопровод вступил в строй. Вместо Сухаревой были построены водонапорные башни у Крестовской заставы.

Вода в них поступала из Алексеевской промежуточной станции, из башен – непосредственно в городскую сеть и самотеком распределялась по городу.

Протяженность городской водопроводной сети составляла 110 км.

Зимин Н.П. определил необходимые размеры водопроводных труб, разработал типы задвижек, пожарных кранов, колодцев. Ему же принадлежит изобретение пожарного гидранта. Он провел обширные исследования по изучению потерь напора в трубах, пожарных рукавах, в свободных струях. Принимал участи в  проведении Н.Е. Жуковским опытов на московском водопроводе по изучению гидравлического удара – явления, которое «отец русской авиации» установил и вычислил в 1898 году. Николай Петрович наметил мероприятия по обеспечению исправности противопожарного водопровода. Разработанные Зиминым Н.П. специальные вентили при повышении давления в водопроводной сети позволяли отключать хозяйственное потребление воды и весь ее объем использовать для тушения пожара.

Труды Н.П. Зимина имели важное значение для повышения эффективности пожаротушения. Его работы не устарели. В настоящее время в России эксплуатируются хозяйственно-производственные противопожарные водопроводы, и используется конструкция гидранта.

Спустя 4 года началось расширение сети городского водопровода на 25 верст (по 72 улицам). Был установлен дополнительный насос на Алексеевской водокачке (где рабочими мастерской изготавливались и пожарные краны для нужд города). К 1901 году длина сети московских водопроводов (Мытищинского, Преображенского, Андреевского и Дельвиговского) достигла уже 300 верст.

Бывали и серьезные аварии. Бесснежной и холодной зимой 1889 года вследствие промерзания земли на 4 аршина вглубь городу пришлось переложить более 3 тыс. погонных сажен труб. А после разрыва в мае 1900 года 24-дюймового водопровода в Ростокине город двое суток оставался вовсе без воды. Однако в целом в начале XX века новый Мытищинский водопровод обеспечивал доставку в Москву до 3,5 млн. ведер воды в сутки. Для экстренной дополнительной ее подачи на случай пожара использовались особые запасные резервуары (600 тыс. ведер) Крестовских водонапорных башен.

Просмотров 2899