ДАВЫДКИН Николай Анатольевич

Давыдкин Николай Анатольевич

Пожарный 39 военизированной пожарной части 4 отряда ведомственной пожарной охраны по охране АО «Азот» г. Березники, младший сержант внутренней службы

Погиб 10 июня 1993 года

— Николай! Ну что у тебя за руки? Почему ты не можешь ровненько груз поднять? Почему все время торопишься? — мастер железобетонного завода уже не в первый раз устроила разнос крановщику Давыдкину. — Ты же молодой, здоровый парень! Служишь в строительных войсках — так служи на совесть! Вон девчонки — и те лучше справляются.

Николай Давыдкин, проходивший срочную службу в строительных войсках на Артемовском заводе Свердловской области, стоял навытяжку перед молодым симпатичным мастером Еленой Ивановной, смотрел на нее виновато с высоты почти двух метров своего роста и не знал, куда деть свои непослушные руки. Производственной сноровки ему и впрямь не хватало. И вообще, если честно, он был не из тех, у кого в руках все кипит: что полку прибить, что кран починить, что дров наколоть. Его воспитывала бабушка, потому что родители умерли. Конечно, ни на что не годным этот парень не был. Учась в школе, занимался спортом, крутил велосипедные колеса. Но больше любил книги. Через них он открывал для себя большой мир.

Родился Николай Анатольевич Давыдкин 7 ноября 1969 года в Березниках. И мама, и отец, пока были живы, и принявшая у родителей эстафету воспитания любимая бабушка старались привить Коле умение отвечать за свои поступки, уважительное отношение к людям, серьезное — к себе. В школе он звезд с неба не хватал. Ну так звезд на всех и не хватает. Зато в любом коллективе умел общаться и вызвать человеческую симпатию. От него исходило тепло.

Предприятий в Березниках много, и после школы Николай устроился в акционерное общество «АВИСМА». А вскоре, в 1987 году, отправился по призыву служить в армию, тогда еще Советскую, и оказался в том самом городе под названием Артемовск, что в Свердловской области, на железобетонном заводе. Качество его работы на кране не устраивало мастера Елену Ивановну, и солдату-срочнику частенько доставалось от нее «на орехи». Наверное, она была к нему слишком уж сурова. Подошедшие к ней как-то в обеденный перерыв рабочие, видевшие и слышавшие эти разносы, заступились за Давыдкина: парень-де воспитывался у бабушки, родителей нет, зачем с ним так строго?

Постепенно мастер смягчилась, да и Николай все-таки старался, у него стало получаться лучше. А параллельно производственным отношениям стали развиваться личные. Во всяком случае, со стороны Николая. Срок его службы подошел к концу, и перед демобилизацией он приехал к мастеру домой и без обиняков сказал: «Я не могу без тебя жить. Поехали со мной в Березники!» Николая не смутило и не остановило то, что у Елены рос сынишка. А она оценила безоглядность его чувства и рассмотрела наконец, что парень видный, красивый и глаза у него добрые и ласковые.

Николай уехал, а вскоре вернулся за Еленой. Она взяла на работе отпуск и согласилась поехать с ним — просто посмотреть город, познакомиться с Колиной бабушкой. Бабушка, кстати, была из немцев-трудармейцев, которые в городе белых берез построили много жилья, других социальных объектов. В общем, оставили заметный след.

Николай и Елена Давыдкины в день свадьбы
Николай и Елена Давыдкины в день свадьбы

Стояло лето. Город Елене понравился: молодой, много зелени, улицы прямые, красивые. Бабушка понравилась тоже. Лена приняла серьезное решение переехать сюда с сынишкой Сашей и открыть новую страницу своей биографии. Жить молодые стали в двухкомнатной квартире, оставшейся от Колиных родителей. 30 ноября 1990 года они зарегистрировали брак.

После службы в армии Николай вернулся в акционерное общество «АВИСМА». А Лена с маленьким ребенком получала отказ всюду, где пыталась трудоустроиться. Ее приняли в детский сад помощником воспитателя. Это был единственный способ получить для Саши место в детском учреждении.

Кормильцем, как и положено, был папа Коля, усыновивший Александра, записавший его на свою фамилию. А дома главной была мама. Она росла в семье с двумя дочерьми, которых отец, ввиду отсутствия сына, научил всем хозяйственно-бытовым премудростям. Эти свои навыки Лена постепенно передала Николаю.

У него по-прежнему на первом месте среди увлечений было чтение. С книгами в стране, как и в советские времена, была напряженка. Но книгоманов среди всеобщего дефицита девяностых годов, при пустых полках продуктовых магазинов, было уже меньше. Николай был среди них. Вместе с Леной они частенько заворачивали к магазину «Новинка», где прямо на асфальте частники раскладывали продукты и всевозможные товары из домашнего обихода, в том числе книги. Давыдкины жадно выискивали в этих развалах приключения, фантастику, всё, что тогда пользовалось наибольшим спросом.

Впрочем, времени на чтение у молодых родителей было совсем немного. В 1991 году у них родился сын, которому дали имя Иван, в честь отца Елены, — Иван Николаевич второй. Цветом кожи, желто-коричневым, новорожденный был точь-в-точь как папа, и в роддоме ему даже поставили диагноз «желтуха». На самом деле это фамильная особенность.

К маленькому человечку, своему продолжению, Николай относился с нежностью и стремился провести с ним каждую минуту, что был дома. Звание «отец двоих детей» сделало его еще серьезнее. Бытовых хлопот значительно прибавилось, семья выдвинулась на первый план. По совету друга Николай сменил работу и 16 июля 1992 года устроился пожарным в военизированную пожарную часть № 39 на территории акционерного общества «Азот».

Младший сержант внутренней службы Николай Давыдкин каждый день своей службы проводил в напряженном ритме: занятия по пожарной технике и профилактике, пожарно-строевой подготовке; сдача нормативов по физической подготовке. Иногда вспоминал «золотые денечки» своей строительной службы в Артемовске. Теперь казалось, что разносы начальства в лице строгого мастера Елены Ивановны — это сущие пустяки. Но здесь, в пожарке, было интересно, да и ребята подобрались славные: Саша Вароди — на год старше Николая; командир отделения Александр Карнаухов — старше на три года и тоже отличный сослуживец. Их командир Анатолий Смирнов, или, как здесь говорили, начкар (начальник караула), был душа-человек, и это невозможно спрятать за командирской должностью. Он их учил всему, что требуется в экстремальной практике пожаротушения. Практика была впечатляющей, выездов — много, ведь предприятия, которые обслуживала часть, построены в начале 1930-х, когда возник сам город.

Вспоминает сослуживец Николая Чулкин И.Б.:

Поступает команда на выезд. Николай окидывает взглядом ЗИЛ. Ему все видно — он-то под два метра ростом, а мы, мелкие, вытягиваем шеи…

10 июня 1993 года был не самый приятный день службы для личного состава 39 военизированной пожарной части. На территории части шли хозяйственные работы, покраска оборудования и т.п. В начале одиннадцатого на пульт диспетчерской поступил вызов: пожар в цехе № 14 АО «Бератон». На тушение немедленно выезжает расчет А. Воробьева. Но через несколько минут машина ломается. Звучит команда на выезд начальнику караула А. Смирнову и его подчиненным: Карнаухову, Вароди, Давыдкину. Из-за поломки первой машины на место тушения расчет прибыл последним. А пожар был очень сильный. Он возник при ремонтных работах в отделении нитробензола. Сразу погасить пламя у работников цеха не получилось. Огонь быстро распространился по помещению.

На тушение прибыло почти два десятка отделений из Березников и Соликамска. Но расчет А. Смирнова из ВПЧ-39 в силу задержки шагнул в горящий объект, когда температура достигла критической отметки. Прогремел такой мощный взрыв, что его услышали в городе. Конструкции рухнули и погребли под собой четверку Анатолия Смирнова. Николаю Давыдкину, сержанту внутренней службы, было 23 года.

В этот день Елена Давыдкина пошла забирать из садика старшего сына. Пока он собирался, она услышала, как в беседке воспитательницы говорят об аварии на «Бератоне»: там произошел взрыв. Из-за этого их заставили срочно закрыть все окна в помещениях сада. Елена приняла информацию к сведению и помчалась с сыном домой, так как был ливень. А по дороге встретила Колиного друга и попросила зайти и починить телевизор. Он тут же явился, устранил поломку, стал настраивать звук — и сразу включились местные новости (изображения еще не было). И сообщение о пожаре со взрывом.

Телевизор стоял у Давыдкиных возле окна. Краем глаза Лена увидела, что внизу у подъезда ходят мужчины в форме. До нее начал доходить смысл происходящего. Через несколько минут в квартиру вошли представители отряда.

— Первая мысль у меня была не о том, что Коля погиб, а о детях. Как же я теперь останусь с двумя детьми? — Елена Ивановна заново переживает трагедию двадцатилетней давности. — У меня ведь в Березниках ни родственников, никого. Только подруга. И у нее в этот день, как я узнала потом, муж разбился.

Да, прошло уже 20 лет после той аварии, потрясшей весь город. Елена Ивановна постепенно пришла в себя, научилась жить заново, вырастила сыновей, она работает радиотелефонистом в пожарно-спасательной части № 9. Можно сказать, продолжает дело Николая. Их общий сын Иван Давыдкин окончил техникум, отслужил в армии — в роте почетного караула в Екатеринбурге. Летом 2013 года демобилизовался. Работает на том же предприятии, на котором когда-то начинал трудовую биографию отец, в АО «АВИСМА». Учится в филиале Пермского национального исследовательского политехнического университета.

Короткий отрезок жизни, на котором судьба свела ее с Николаем, Лена называет самым счастливым в своей жизни.

Источник: Долг. Честь. Отвага: Книга Памяти погибших при исполнении служебного долга — работников ГУ МВД России по Пермскому краю, ГУ МЧС России по Пермскому краю, ГУ ФСИН России по Пермскому краю. Управления ФСБ России по Пермскому краю, Прокуратуры Пермского края / ред. кол.: И.С. Вагин [и др.]. — Пермь: Пушка, 2014. — 584 с.

Просмотров 628
Тема дня
Присоединяйтесь к нам
в сообществах
Самые свежие новости и обсуждения вопросов о службе